Tonkaya fisiologia



Работая над собой, ученик йоги поднимается на некий более возвышенный план, чем физический. Работа над тонкой физиологией, называемая пранаямой, это вовсе не наполнение и опустошение легких. Пранаяма — работа с праной, очищение НАДИ — каналов, по которым циркулирует прана. Дыхание, асаны — лишь внешняя сторона этих упражнений. Когда обычные люди, начитавшись макулатуры, приступают к асанам и дыханию, для них это всего лишь вид утренней гимнастики. И пользу они получают соответственную. Совершенно иная картина при классической Йоге. Там работа идет на более тонких уровнях (сукшма шарира, карана шарира). Я бы употребил термин астральное или эфирное тело, но после работ всяких теософских обществ эти термины вызывают совершенно другие ассоциации.
Блаватская, Рамачарака и подобные деятели смогли сделать одно — увести сознание людей в совершенно не свойственную йоге сторону. Они переводили сукшма шариру как астральное тело, нечто вроде более тонкого, но физического тела, способное выходить наружу, путешествовать во время сна и тому подобное.
Но сукшма шарира — это нечто внутреннее. Это наше ощущение самого себя, но без физического тела.
Вы уловили разницу?
Астральное тело теософского общества — это нечто внешнее, нечто, что находится внутри физических тел других людей... Но йога, говоря о сукшма шарире, подразумевает нечто, находящееся в нас, внутри. Это наше самоощущение без физического тела. Во время медитации физический план перестает ощущаться, но остаются праны — энергии, такие как пищеварение (самана), дыхание (прана), перистальтика (апана), кровообращение (вьяна) и давление (удьиана). Я обозначил эти пять пран знакомыми нам терминами условно. В действительности давление, дыхание и т. п. по отдельности не ощущаются. Человек в медитации получает способность чувствовать на уровень тоньше, и тогда процессы в физическом теле ощущаются им, как пять огней, пять разных энергетических скоплений. Это чисто субъективно. Бесполезно искать объективные соответствия. Сукшма шарира — это то, как мы себя ощущаем во время сновиденья. Это не то, что утверждается в дешевых книжках насчет астральных путешествий. Это чисто субъективное самоощущение. Есть еще более глубокий уровень самопогружения, глубже, чем сон. Это уже антах карана — внутренний инструмент, то, что йог ощущает, отрешившись от пран, от тела и физиологических процессов. Остается ощущение нахождения в пещере. Это очень удачное сравнение из одной упанишады. Весь космос концентрируется внутри черепа. Душа ощущает как бы пять вожжей, пять щупалец. Их называют индрии. Принято переводить индрии, как органы чувств. Но это неправильно. Йога говорит, что индрии как бы выходят из человека и охватывают познаваемый предмет. Индрия — это конгломерат, где объединены и воля, и намерение, и органы чувств. Этими пятью индриями душа ощупывает внешнюю среду или свое физическое тело... Их называют джана индриями — познавательными щупальцами.
Есть также карма индрии. Пять щупалец, с помощью которых душа может манипулировать материей. Это: способность ходить (ноги), способность манипулировать (руки), способность говорить (язык) и т. п.
Можно углубиться в медитацию еще больше. На этом уровне йог созерцает одиннадцатую индрию — манас. Манас — это генерализующая способность психики, это дверь, впускающая или выпускающая импульсы к той или иной индрии.
Подчеркиваю еще раз — описываемое не имеет объективных соответствий. Это наподобие вчерашнего сна, который вы видели. Где этот сон, как можно его увидеть, измерить? Это ВАШ сон, он реален для вас в момент сновидения. Этого достаточно. Точно так же, манас ощутим во время медитации медитирующими. А имеет ли данное понятие соответствия в западной психологии или не имеет, в данном случае неважно. Я, как дипломированный психолог, заявляю, что современная психология не может претендовать на большее, чем детский лепет, по сравнению с йогической мудростью. Кстати, это перифраз заявления Юнга.
После углубления в себя на уровень манаса медитация идет дальше. Йог исследует некую матрицу записанных привычек и установок. Это ахамкара.
Ахамкара, или эго, — это то, чем душа считает себя, роль, которую играет. Медитация выявляет записанные предрасположенности, самскары, оставшиеся от прошлых поступков. После идут вассаны, еще более укоренившие привычки, оставленные поступками из бесчисленных прошлых жизней. Научно это называют генетической памятью.
После этого медитация охватывает саму медитацию, сам психический аппарат, или буддхи. Буддхи, как продукт Пракрити, имеет три гуны. Массу, или инерцию; энергию, или волны, модификации, и прозрачность, саттву, способность охватить некое явление, будь то внешним или внутренним. Воспринимая что-то, буддхи как бы высвечивает его, виртуально принимая его форму. Буддхи подобны хрусталю, который окрашивается тем цветом, каким окрашена поверхность, где он положен. Буддхи, воспринимая предмет, высвечивает его на мысленном экране, показывая душе.
На этом уровне медитации йог настолько отрешен от внешнего мира, что его невозможно назвать ни человеком, ни личностью, никем. Йог становится как бы субъектом и объектом, познающим и познанным.